К истории гендера

Предполагаю, наконец, что практики ритуальной, как у скопцов или евнухов, кастрации существенным образом связаны с переходом от матриархальных храмовых иерархий к патриархальным, когда мужчинам достались социальные амплуа, прежде бывшие исключительным достоянием женщин: первоначально, наверное, это было такое специальное увечье, которым завершалась инициация первосвященника, жертвоприношение храму и божеству примордиальной гендерной идентичности, знаменующее радикальный и необратимый исход индивида из профанической социальной реальности, обрЕзание у евреев и мусульман или целибат монашества и священства у христиан только его метонимические субституты.

Позднее, конечно, практика кастрации стала востребованной в самых разных, в том числе сугубо профанических, контекстах, вследствие чего обросла всякими дополнительными резонами, но это уже совсем другая история.

Между тем, узнайте, кто настоящий ореховый магнат и как ему живется.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *